Тимур Хайруллин, 19 лет
Лера Хайруллина, 18 лет
КАЗАНЬ

«Мы просто приехали в ЗАГС, зарегистрировавшись за месяц, были очень счастливые, совершенно не осознавали, что мы сейчас сделали. Типа обычный день, ничего особенного»
ЗНАКОМСТВО

Тимур: Давай небольшой пролог, наверное, кто мы такие есть и были. У нас с Лерой, как у многих подростков нулевых, наверное, в подростковом возрасте с родителями были сложные отношения, и мы живём в эпоху разводов, мы всё это на себе ощутили максимально. Со своей стороны я скажу, что у меня сложный отец, которого я очень уважаю и люблю, но он холодный. Я очень рано пережил развод родителей, поэтому у меня семейной базы вот этой не было никогда. Лера, я думаю, про себя сейчас тоже пару слов скажет. И потом уже мы перейдём к тому, как мы пришли к нашему решению.

Лера: У меня не то чтобы развод, и не то чтобы было сложно. У меня просто было ощущение, что я живу не с мамой, а с подругой, со старшей сестрой, и мы никогда не общались как родитель с ребёнком, и вот этого не хватало, не хватало какой-то семьи. У меня была полная свобода, полное доверие и, наверное, когда этого слишком много или слишком рано, то получается так, что с раннего возраста, с подросткового периода ты начинаешь думать, что ты хочешь свою семью, и я хотела, чтобы она была классной, доброй, поэтому было желание выйти замуж, наверное. Но я на самом деле никогда не думала, что я выйду замуж рано, всегда отрицала такое.

Тимур: Я добавлю просто. У меня в подростковом возрасте была галочка, которую я просто хочу закрыть, подростковый какой-то комплекс, я думал, было бы здорово жениться рано, это клёво, по-панковски. Типа вот мы вроде тусим с девочкой, но у нас уже есть штамп в паспорте, но я никогда об этом всерьёз не думал. Когда мы встретились с Лерой, это был достаточно сложный период, как раз это мое уже совершеннолетие, какой-то кризис перспективы, кризис идентичности, что-то такое вот я переживал, и Лера вот аналогично, и мы встретились в очень странный момент жизни, как из бойцовского клуба. Будучи циниками или близкими к циничной идеологии, мы не рассматривали вариант брака, как Лера сказала, она не думала выходить рано замуж, я также не думал про отношения тогда, у нас очень комичная история знакомства, я тогда жёстко тупил.

Лера: Если вкратце, то это было за два дня до моего отлёта в Москву, и я такая была вся воодушевленная перед отъездом, планировала отдохнуть. Я пошла в бар со знакомым, и там был Тимур, мы разговорились, и у меня такое хорошее настроение было, что я делала какие-то намёки, флиртовала и даже позвала в гости в Москву.

Тимур: Лера собиралась поступать в ГИТИС, а я просто прожигал жизнь после школы. Я после нашего знакомства подумал, что Лера интересная, и я хочу посмотреть, что же будет дальше. Мы познакомились в четверг, а спустя 6 дней, в среду, я уже был в Москве. Мы словили связь сразу, у нас переписка считывалась до того, как сообщение приходит, это было необычно. Я вообще человек, который близок в умеренной степени к эзотерике, и я подумал: «Неужели судьба?». У меня был необыкновенный духовный подъем. Я приехал в Москву и мы сразу же сошлись на всем.

Лера: Для меня ещё важно, что до этого я часто бывала в Москве, потому что у меня там живёт папа. А здесь это была первая самостоятельная поездка, у меня были свои деньги, я могла сама планировать независимо, куда ходить. Я это предвкушала.

Тимур: Да, мы всё время проводили вместе, это было очень романтично и круто, и потом в какой-то момент мы решили, что вернёмся в Казань и будем тут заниматься своими делами.

Лера: Мне очень не понравилось собеседование в ГИТИСе, я разочаровалась и решила, что не хочу 4 года тратить на это. Мы в итоге в Казани написали пьесу, и...

Тимур: Мы тогда были одухотворенными подростками, думали, что напишем пьесу, поедем с ней в Москву и там будем ставить, но, завершив пьесу, поняли, что жизнь не такая простая, и на одном только таланте далеко не уедешь.


РЕШЕНИЕ ВСТУПИТЬ В БРАК


Тимур: Лера — первый человек, перед которым я полностью раскрылся, до этого я блокировал в себе романтические качества, потому что подсознательно копировал холодное, дипломатичное поведение отца. Тогда мы от всех рамок избавились и раскрылись друг для друга.

Лера: У меня был внутренний конфликт. С детства я наблюдала пример такой нелюбви между моей мамой и моим отчимом, и поэтому я думала, что брак того не стоит. Но внутри я хотела, конечно, найти человека, с которым я буду собой, и он будет мне и мужем, и другом, и братом, и отцом, наверное, и всем. Но я настолько не была уверена, что когда-нибудь это найду, поэтому сделала ставку на своё образование, но вдруг всё сложилось именно так, как я хотела.

Тимур: Да, то, что мы сдерживали по каким-то причинам в подростковом возрасте, мы друг перед другом раскрыли. Мы наслаждались каждым днём, это было очень круто.

Лера: Это всё ещё в Москве реализовалось, когда все шаблоны пропали.

Тимур: Да, я уже тогда вбросил фразу: «Может, поженимся?».

Лера: Я сказала: «О, а давай»! Но мне ещё не было 18 лет, поэтому мы поженились, когда я стала совершеннолетней.

Тимур: Мы просто приехали в ЗАГС, зарегистрировавшись за месяц, были очень счастливые, совершенно не осознавали, что мы сейчас сделали. Типа обычный день, ничего особенного.


КАК ОТНЕСЛИСЬ РОДИТЕЛИ


Тимур: Мы сначала думали сделать это втайне. Думал даже не говорить об этом родителям, но потом всё же захотел рассказать. У меня отец очень либеральный, он отреагировал так: «Мне просто интересно, а вот почему так? Почему так рано?». Я объяснил, он всё понял и принял. Пожелал совета да любви, всячески помогал дальше. А мама вот чуть сложнее отреагировала, но она понимала, что она уже ничего не может поделать, что вот есть такой взрослый сын, к тому же отец уже дал добро, было сложно как-то противостоять.

Лера: У меня всё было очень просто. Полный неконтроль. Полное доверие. Из Москвы мы вернулись уже к Тимуру и жили у него, я постепенно перевозила вещи.

Тимур: Лерина бабушка предрекала, что Лера рано выйдет замуж, но Лера тогда отрицала. Кстати, у меня отец на 4 года младше твоей бабушки, очень комично. Возможно, он тоже скоро станет дедушкой.

Лера: Короче, у меня всё было очень лайтово. Но это меня и тяготило. Мне лет с 6 говорили что-то в духе «ты можешь это сделать сама». А лет в 14, когда мне нужен был совет при выборе профессии, мне тоже говорили: «Ой, делай что хочешь, это всё в твоих руках, делай этот выбор сама». Может быть, кто-то о таком отношении со стороны родителей мечтает, но мне было сложно от этой очень ранней самостоятельности. Единственное, меня никогда не заставляли зарабатывать деньги. В остальном я могла делать всё, например, тусить до 4 утра. Однажды мне мама сказала: «Я уверена в твоём воспитании, уверена в тебе, уверена, что каких-то глупостей ты не совершишь, поэтому я чувствую себя спокойно». И было круто. Но иногда меня это терзало, потому что иногда мама приходила ко мне за советом, а я эмоционально не была к такому готова, мне было сложно. Я понимаю, если бы мне было 30 лет, а ей 50, то мне было бы приятно, потому что я была бы взрослой реализованной личностью. А так я подросток, ещё с собой не определившийся, а мне нужно поддерживать маму, которая делилась со мной чем-то трудным для неё, а уж для меня тем более.

Тимур: Вот я за многие вещи, которые я бы не сделал, будучи отцом, не сужу своего отца. Я просто понимаю, что он такой человек. Хотя раньше я думал, почему мне не додали что-то важное в психологическом плане. Я думал, что я такой косячный, потому что меня так воспитали. Но сейчас я уже созрел и понимаю, что родители тоже не боги. Я взял на себя ответственность за то, что я сын, и у меня тоже есть своя роль, и я тоже должен родителям «помочь помочь мне», скажем так.


ЧЕРЕЗ 2 МЕСЯЦА Я СИДЕЛА И ДУМАЛА «И ЧЁ?»


Тимур: Когда мы поженились, мы ещё не осознавали ответственность, мы не думали, что будет за браком, после этого момента. За три дня до брака мы разрушили свои иллюзии и поняли, что отношения — это не бабочки в животе, не радуга, пони, обнимашки и целовашки, а серьёзная работа над собой, над своей семьёй, это новая социальная единица, а теперь ещё у нас есть кот. Ещё несколько месяцев после заключения брака мы метались, пробовали работать в разных местах, нам было сложно, потому что я где-то работал до этого, а Лера не работала вообще.

Лера: Да, сложно было потому что через 2 месяца я сидела и думала «И чё?». Когда у тебя этого нет, ты предвкушаешь, что когда это появится, всё изменится, но через 2 месяца я осознала, что ничего не изменилось, брак меня никак не прокачал, не сделал меня суперженой или ещё что-то такое.

Тимур: Мы были романтики. И ещё мы думали, что раз мы талантливые, нам все двери открыты.

Лера: С браком было так же. Я думала, что вот мы утром просыпаемся, уже будет накрыт завтрак, будут стоять цветы каждый день, мы здорово всегда будем проводить время...

Тимур: Это максимализм, с которым мы ещё не до конца к тому моменту справились. Я до сих пор еще с ним сталкиваюсь. И вот важно подросткам понять, что вот здесь твои здравые смелые амбиции, а вот здесь максимализм. Мы попробовали на вкус взрослую жизнь и поняли, что это не то, что мы себе представляли. Это постоянный труд: где-то пойти на компромисс, где-то настоять на своём. Самое главное — баланс. Мы начинали работать и пробовали всё делать вместе, сейчас Лера занимается одним (она работает поваром в кофейне «Жаворонок»), я занимаюсь совершенно другим, и иногда нам бывает сложно в плане взглядов. Например, Лере нравится готовить, а мне совершенно неинтересно слушать про питание, я люблю поговорить про политику, а Леру такие разговоры уже достали.

Лера: Вся сложность заключалась в том, что мы шагнули и во взрослую жизнь, и в брак. Когда ты шагаешь во взрослую жизнь, тебе и так сложно, а когда вы вместе, то вдвойне сложнее, потому что нужно еще вкладываться в семью. И когда вы зарабатываете деньги, вы работаете тоже не только для «я», а уже для «мы». Когда тебе поступает предложение выйти замуж рано, ты должна честно себе ответить, готова ли ты дальше после своего «да», отдавать свое время, энергию, эмоции, короче, отдавать всё наполовину. Когда ты молод, есть ощущение, что тебе не хватает времени, денег, потому что ты так много всего хочешь сделать, что какой там брак или друг, у меня тут времени нет закрыть сессию, например, и это конечно сложно.

Тимур: Здесь важно в сложные моменты друг друга поддерживать, и поддержать тоже бывает непросто. Например, во время сессии не мешал или наоборот, приготовил поесть.

КАК ОТНЕСЛИСЬ ДРУЗЬЯ

Тимур: О, родители в этом смысле — самое простое, что было. С друзьями было по-другому. Здесь важно сказать, что мы в общении разные с Лерой. Я социально зависимый человек, я копирую подсознательно отца в этом плане. Мне важно взаимодействовать с людьми, я это полюбил, заряжался от этого. Лера более отстраненная, не социофоб и интроверт, конечно, но менее дипломатичная. И один из самых сложных моментов — это найти компромисс с друзьями. У Леры с ними складывалось сначала не очень, сейчас мы общаемся с ними, но не так активно, потому что опять же это взросление, люди расходятся по тем или иным причинам. И «друзья на всю жизнь» — это очередная идеализированная ценность, о которой ты понимаешь, что не обязательно всё чёрное или белое, что бывают и полутона.

Лера: В моём случае нужно начать с позиции меня к друзьям: мне с ними нормально, но одной даже интереснее. Я всегда могла быть подругой, но сама я в друзьях не сильно нуждалась. Люди, которые на тот момент были в моей жизни, ситуацию с браком не поняли, желания или потребности в том, чтобы они поняли, у меня не было, и мы перестали общаться.

Тимур: Если я более открытый для социального взаимодействия человек, то Лере сложнее находить общий язык с тем, кто ей не очень нравится. И среда еще была разная: мои ребята были чуть более простые, и Лера многое не могла в них понять. Поэтому тусить вместе с друзьями нам сложно. 50% того, что есть сейчас во мне, это от родителей, а вторые 50% это от моих друзей, они очень важную роль играли, поэтому это достаточно сложная тема.

Лера: А у меня 80% моего становления — это чисто я. Я не придерживалась никакой идеологии, навеянной обществом или родителями. Поэтому мне и не нужен был особо никто из них для спокойного существования. Наверное, поэтому мне для всего счастья хватило одного человека. А Тимуру в какой-то момент стало не хватать общества, и он долгое время не мог меня понять: «Если у тебя нет друзей, если они тебе не нужны, то, наверное, какая-то проблема в тебе есть, может быть, с тобой что-то не так». Хотя я не видела этой проблемы.

Тимур: Я признаю, что я чистый абьюзер, но стараюсь над этим работать (смеются). Мы пошли на компромиссы, я считаю, что компромиссы — это очень важно.

Лера: За несколько дней до свадьбы друзья Тимура втайне от меня предложили ему встретиться и обсудить, нужна ли ему семья сейчас вообще.

Тимур: У меня есть очень здравый друг, он старше меня, у него тоже есть отношения, и он лучше остальных друзей меня в этом плане понимает. Он чуть более зрелый, и понимает в вопросах отношений. Друзья меня не отговаривали, просто они хотели понять, не совершаю ли я ошибку, сказали, что в любом случае меня поддержат, но предлагали подумать, действительно ли мне нужен сейчас этот штамп в паспорте.

Лера: Молодые люди, подростки как-то неодобрительно воспринимают ранний брак, потому что сейчас многие боятся ответственности, потому что в отношениях она минимальная, а в браке её уже сильно больше. И типа в отношениях вы все равно 2 отдельные единицы. Хотя это странно, ведь мы живем в век осознанности, и важно понимать, что в браке вы тоже 2 отдельные единицы, так же можете вкачивать в себя, и это не обязательно ипотека, подгузники и так далее. Это наоборот помогает тебе развиваться и быть лучше.


МАТЕРИАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ


Тимур: Нам помогали сначала родители и сейчас продолжают помогать, но мы постепенно становимся всё более самостоятельными. Я никогда не был избалованным ребёнком, несмотря на все возможности, мне никогда не давали лишнего, я иногда сам как-то крутился. Леру всегда хорошо родители обеспечивали, для неё тоже было немножко странно входить в этот момент, и это одна из причин, почему нас в какой-то момент выбило из колеи немножко, когда мы поняли, что родители родителями, но мы и сами взрослые люди и должны тоже что-то уже из себя представлять.

Лера: Когда я жила с родителями, у меня никогда не было материальных проблем, у меня всегда были деньги, я жила в ощущении, что деньги — ну вот они всегда есть.

Тимур: Вот это было одно из самых больших заблуждений, с которым мы столкнулись (смеются).

Лера: Да, это было мое заблуждение, потому что мне никогда не говорили о том, что я буду работать, меня не приучали к труду. За мной всегда заправляли кровать, я не мыла посуду, я не убиралась дома вообще, просто потому что мне не говорили этого делать, и у меня всегда было чисто, поэтому у меня не возникало вопроса. Если бы у меня с мамой был разговор об этом, что в назначенный день в назначенное время мы делаем ген. уборку. У меня такого не было. Я все время занималась своим образованием, собой. И, конечно, когда я уже переехала из родительского дома и увидела, что пыль на полу она каждый день появляется (смеются). Почему постель не заправляется? Со мной за 17 лет жизни такого никогда не было!

Тимур: Продукты всегда были дома, и когда они пропадали, Лера думала, что происходит что-то не то.

Лера: Единственное, что я точно всегда хорошо умела делать, это готовить. Мне это нравилось всегда. Еда всегда присутствовала в моей жизни, и сейчас я работаю поваром в «Жаворонке», просто я не придавала раньше этому занятию особое значение.

Тимур: Я вот абсолютно не умею готовить, гречку сжигаю.

Лера: Когда я заканчивала школу, я, конечно, понимала, что я буду работать, чтобы быть самостоятельной. Но со мной никогда не проговаривали, что в 18 лет ты не получаешь по 100 тысяч и не покрываешь свои расходы так, как тебе их покрывали родители. Конечно, когда я оказалась в браке и стала сама зарабатывать деньги, я подумала: «А почему так?». Конечно, это сложно, но мы решили, что будем сами себя стараться обеспечивать, начинать с маленьких зарплат, двух работ, продумывания своего дела, проектов, которые дают тебе деньги и опыт. Вот как-то так.


СОВЕТЫ ТЕМ, КТО ВСТУПАЕТ В РАННИЙ БРАК


Тимур: Поскольку мы с Лерой притирались и до, и после брака, то были, конечно, и такие моменты, когда мы чуть ли не хлопали дверьми. Что изменилось сейчас? Мы научились друг друга слушать.

Лера: Путем проб и ошибок. Первые ссоры — это большой всплеск эмоций, нежелание слышать и слушать, и вообще входить в положение другого человека. Мы были очень сильно привязаны друг к другу, всё делали вместе. Мы ходили везде вместе, даже за хлебом. Мы настолько друг за друга переживали, что когда Тимур шел в магазин через дорогу, я ему звонила и спрашивала, всё ли у него хорошо.

Тимур: Это нездоровый подход тоже, на самом деле, но мы пока в процессе работы над этим. Я себя за это тоже корю, но сегодня отругал Леру за то, что она не позвонила, когда дошла до «Жаворонка», хотя это в пяти минутах от нашего дома.

Лера: Мы, наверное, на самом деле, очень боялись потерять то, что нашли.

Тимур: Цеплялись. Да, у меня тоже такое ощущение было.

Лера: Когда сбылась моя самая несбыточная мечта, причем очень рано, поэтому когда со мной это случилось так рано и неожиданно, так по-настоящему, начинаешь бояться это потерять. И, конечно, сначала ссоры возникали на этой почве в том числе.

Тимур: Рассказ Замятина «Пещера», наверное, ключевой для наших отношений, потому что там тоже про пару, которая жила в иллюзиях. Мы знаем это по себе: иллюзии затягивают, и потом очень сложно выбраться в реальность. И почему я часто вспоминаю этот рассказ, и пьесу нашу, потому что он близок, наверное, не только молодым парам, но и многим людям: иллюзии не способствуют развитию, а только загоняют тебя в яму еще глубже. И в тот момент была такая безнадега именно потому, что мы думали, что нам не нужно ничего особо делать, что и так всё хорошо.

Лера: И в тот сложный период я начала фокусироваться больше на себе, поняла, чем я хочу заниматься.

Тимур: Мы стали думать, что мы в этой жизни значим как отдельные единицы. И главное — это не растворяться в этом «мы», которое возникает, когда вы в иллюзиях, а помнить, что каждый из вас — это отдельный человек, самостоятельная личность. Кризис работы и отношений потому и произошел, потому что мы не понимали свое место, винили всех и вся. Поэтому мы начали отдаляться, чтобы сблизиться с новой силой. Мы задумываем сейчас сделать свидание-знакомство, чтобы мы, которые провели год вместе, как незнакомые люди рассказали друг другу про себя.

10 июля 2019
Мы открыты для сотрудничества.
Не стесняйтесь — пишите нам!
teensrussia@gmail.com
Читайте TEENS RUSSIA где вам удобно:
Использование материалов TEENS RUSSIA разрешено только c предварительного согласия правообладателей. Все права на тексты и изображения принадлежат их авторам.
Made on
Tilda